О научном сопровождении обеспечения национальной безопасности и развития России
1123 0

О научном сопровождении обеспечения национальной безопасности и развития России

Обеспечение национальной безопасности является одним из приоритетов государственной политики Российской Федерации. К сожалению, для современной эпохи характерно возникновение все новых вызовов и угроз, что приводит к появлению все новых аспектов безопасности страны.

Очевидно, что они могут быть всесторонне осмыслены только на основе научного подхода. Вполне закономерно, что деятельность Совета Безопасности Российской Федерации с момента его образования опирается на серьезную научную поддержку, а президент Российской академии наук является членом Совбеза.

Итогам деятельности Совбеза за пятнадцать лет и научному осмыслению состояния национальной безопасности России была посвящена юбилейная научно-практическая конференция на тему «Национальная безопасность Российской Федерации: состояние, опыт перспективы», состоявшаяся 31 мая 2007 г. По итогам конференции был подготовлен сборник, в который включены материалы выступлений, озвученных на конференции, а также статьи ученых и специалистов, отражающие их взгляды на актуальные вопросы обеспечения национальной безопасности[1].

Книга содержит несколько разделов. Во вступительной части представлены доклад секретаря Совета Безопасности России И.С. Иванова на упомянутой конференции и статья президента РАН академика Ю.С. Осипова, посвященная участию Российской академии наук в деятельности Совета Безопасности.

В докладе Игоря Иванова дан краткий анализ деятельности Совета Безопасности России с момента его создания, характеризуется в общем виде организация работы этого органа и показаны приоритеты его деятельности в современных условиях. Значительное внимание уделено и формированию механизма стратегического планирования, о чем будет сказано ниже. Доклад дает представление о тех вопросах обеспечения национальной безопасности, которые нуждаются в научной проработке.

Статья президента РАН Юрия Осипова характеризует участие Российской академии наук в деятельности Совета Безопасности Российской Федерации. Совершенно справедливой представляется содержащаяся в статье посылка о том, что «наука как комплекс фундаментальных и прикладных исследований, опытно-конструкторских работ является определяющим ресурсом и фундаментом безопасности страны». Помимо этого автор указывает и на опосредованное влияние науки на обеспечение национальной безопасности. По информации Юрия Осипова, в настоящее время учреждения РАН ведут исследования почти по ста приоритетным направлениям, из которых 17 имеют уровень исследований не ниже мирового, примерно по 20 направлениям академия наук в состоянии в течение 5-7 лет выйти на мировой уровень. Характерно, что эти работы ведутся в том числе в рамках Комплексной целевой программы фундаментальных прогнозных и поисковых исследований в интересах обороны и безопасности страны и являются частью ежегодного государственного оборонного заказа.

Вполне естественно, что ученые академии участвуют в разработке концепций и мер, связанных с обеспечением различных аспектов национальной безопасности. Многие ведущие ученые РАН входят в состав межведомственных комиссий и рабочих групп при Совбезе и в состав научного совета при Совбезе. Как следует из статьи Юрия Осипова, в настоящее время сложились определенные механизмы, посредством которых обеспечивается полноценное участие российских ученых в решении важных проблем национальной безопасности. В результате они выступают как непосредственные авторы и разработчики ряда важнейших документов, регламентирующих организацию системы безопасности страны, разрабатывают предложения и рекомендации для органов государственной власти, обосновывают проекты конкретных государственных решений, готовят и представляют аналитические записки для Совета Безопасности, привлекаются к экспертизе проектов нормативных, концептуальных, аналитических и иных документов по вопросам обеспечения национальной безопасности, к рассмотрению и оценке информации о состоянии национальной безопасности и об угрожающих ей факторах.

Статья президента РАН позволяет вычленить и задачи, которые академии требуется решить для вступления России на путь инновационного развития. Речь идет в первую очередь о создании конкурентоспособного сектора «генерации знаний», о выработке и функционировании механизмов максимально быстрого переноса новых научных знаний в основные сферы деятельности общества, в первую очередь, экономику, образование, здравоохранение. Не вызывает сомнений, что решение этих задач будет способствовать укреплению национальной безопасности России.

Следующий раздел сборника посвящен вопросам стратегического планирования. Материалы остальных четырех разделов сфокусированы на анализе таких компонентов национальной безопасности России как международная, общественная и социальная, экономическая и научно-техническая, информационная безопасность. Однако, не подвергая сомнению значимость всех названных проблем, хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что материалов, посвященных оборонной (военной) безопасности, в сборнике не содержится. Между тем, как явствует из доклада Игоря Иванова, «неослабное внимание Советом Безопасности уделяется вопросам оборонной (военной) безопасности», в докладе кратко характеризуется и работа, проводимая в интересах ее укрепления. О всех причинах отсутствия соответствующей статьи, которая, казалось бы, должна более подробно раскрыть действия руководства государства и Совета Безопасности в этой сфере, предполагать трудно. Статья же первого вице-президента Академии военных наук В.В. Коробушина, являющегося, как следует из приложения, руководителем секции по военной безопасности научного совета при Совете Безопасности, посвящена стратегической стабильности. Как пишет сам автор, «термин «стратегическая стабильность» может быть отнесен к взаимоотношениям всех ядерных государств с учетом их двусторонних отношений». Однако ядерная безопасность, ядерное сдерживание являются не более чем частным случаем военной деятельности. Следовательно, при всей значимости поднятой проблемы, статья В.В. Коробушина не охватывает весь комплекс вопросов, связанных с применением военной силы в интересах обеспечения национальной безопасности, и по объективным причинам не может компенсировать отсутствие в книге соответствующего материала.

Не хотелось бы думать, например, что не нашлось должностного лица или специалиста-исследователя, готового и способного компетентно высказаться по вопросам обороны страны, или что эти вопросы постепенно утрачивают актуальность для нашей страны. Вместе с тем весомые основания для подробного комментария и осмысления, как представляется, все же имеются. Так, вполне очевидно, что практика применения военной силы, по-прежнему остающейся в арсенале средств политики, в современных условиях становится все более разнообразной и, пожалуй, все менее предсказуемой, что требует серьезной научной проработки. К тому же Совет Безопасности России за пятнадцатилетний период своего существования неоднократно принимал серьезные решения, связанные с функционированием военной организации государства, которые и реализуются в настоящее время. Нельзя не учитывать и того обстоятельства, что поддержание Вооруженных Сил и других войск в «работоспособном» состоянии требует от нации выделения весьма существенных ресурсов. Кроме того, известно, что по поручению руководства государства под эгидой Совбеза в настоящее время идет переработка Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Кто-то же над ними работает? И с результатами этой работы научной общественности (и не только ей) было бы небезынтересно познакомиться. При этом председателем Совета Безопасности является президент России, он же Верховный главнокомандующий, членами же этого органа являются министр обороны и начальник Генерального штаба Вооруженных Сил.

Как представляется, интерес у многих специалистов вызовут и приложения сборника. Среди них заслуживают внимания проект перечня критериев и показателей национальной безопасности, Приоритетные направления развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и Перечень критических технологий Российской Федерации (утверждены Президентом России 21 мая 2006 г.), а также структура научного совета при Совете Безопасности России в 2007 году.

На разделе сборника, содержащем статьи, связанные со стратегическим планированием, следует остановиться более подробно. Во-первых, эти материалы носят наиболее выраженный общеметодологический характер, поскольку связаны с определением вектора развития страны и в той или иной мере охватывают все сферы обеспечения национальной безопасности. Во-вторых, вопросы стратегического планирования в силу ряда причин относительно недавно оказались в центре внимания руководства страны, научного и экспертного сообщества России, что отражается и появлении ряда публикаций и научных трудов. Как обоснованно заключает в своей статье заместитель Секретаря Совбеза Владимир Назаров, «масштабность и разноплановость стоящих перед страной задач диктуют необходимость увязывать в рамках государственного управления вопросы развития и проблемы обеспечения национальной безопасности».

Чтобы лучше понять логику такого подхода, следует также учитывать, что, по мнению отечественных специалистов, для безопасности характерно наличие у субъектов способности отражать, предупреждать, устранять опасности, угрожающие существованию, разрушающие их фундаментальные интересы, без удовлетворения которых немыслимы жизнь, благополучие, развитие и прогресс[2]. Следовательно, существует объективная необходимость выработки системного долгосрочного целеполагания и перспектив развития с учетом возникающих вызовов, рисков и угроз национальной безопасности, для чего следует увязывать обеспечение безопасности с реальными возможностями финансовой системы страны, демографическим, производственным и ресурсным потенциалом государства. Владимир Назаров в этой связи говорит о «новой философии безопасности», построенной на том, что только устойчивое развитие экономики, социальной сферы, политической системы может обеспечить повышение международного престижа и конкурентоспособности страны, надежно и комплексно обеспечить ее обороноспособность и безопасность. Практика же показывает, что ориентация преимущественно на защитные, реактивные меры в политике обеспечения безопасности сегодня не отвечает ни потребностям, ни задачам развития страны.

Уже в результате ознакомления с помещенным в начале книги докладом секретаря совета Игоря Иванова можно сделать заключение о том, что воссоздание в масштабах страны механизма стратегического планирования стало насущной необходимостью, осознанной и руководством государства. Главное же назначение стратегического планирования, как отмечено в докладе, состоит «в системной увязке задач развития страны и задач обеспечения национальной безопасности, определении приоритетов в экономической, социальной, политической и иных сферах, разработке системы стратегических и концептуальных документов, формировании стратегических прогнозов». Специалисты в этой связи оценят значимость информации о том, что Советом Безопасности в тесном взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти, научным и экспертным сообществом страны в настоящее время разрабатываются «Основы стратегического планирования Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности». С участием РАН и членов научного совета, функционирующего при Совбезе, проводится и работа по формированию показателей (индикаторов) и критериев безопасности.

Кстати, заинтересованные лица имеют возможность ознакомиться с ранее опубликованным проектом, имеющим название «Основы стратегического планирования обеспечения национальной безопасности Российской Федерации»[3]. Документ был подготовлен созданной по распоряжению Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации в мае 2006 года рабочей группой, в которую вошли такие авторитетные исследователи как В.Н. Кузнецов, О.А. Бельков, Э.Г. Кочетов, З.М. Сергеев, и отличается высоким качеством проработки.

Авторы же сборника признают, что формирование стратегического прогноза развития России с горизонтом развития в 20-25 лет представляет собой сложную научно-практическую задачу. В ее решении должны быть задействованы все ветви власти, научное сообщество, институты гражданского общества. При этом прогноз должен содержать рекомендации высшему политическому руководству по стратегическим национальным приоритетам, на достижение которых необходимо ориентировать деятельность всех ветвей власти и гражданского общества.

В сборнике обосновывается необходимость создания главного концептуального документа, определяющего цели и приоритеты развития страны на долгосрочную перспективу. Речь идет о Стратегии развития Российской Федерации. С методологической точки зрения подготовка такого документа, как признают авторы, представляет собой крупную научно-практическую задачу. Ситуация осложняется тем, что на сегодня в нашей стране не сформировано единое видение структуры и содержания такого документа. Согласно одной точке зрения, следует ограничиться новыми редакциями Концепции национальной безопасности и Концепции социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Некоторые специалисты считают, что нужна система документов различных отраслей и уровней планирования. Другая же позиция состоит в том, что нужен именно единый документ, определяющий цели и направления развития России, приоритеты в области национальной безопасности, основные задачи структур и институтов власти, систему управления и алгоритмы реализации этой стратегии и целый ряд других вопросов.

В целом же следует позитивно оценить то обстоятельство, что, по мнению руководителей Совета Безопасности России, необходимо обеспечить широкое участие в разработке упомянутой стратегии институтов гражданского общества.

К сожалению, как отмечено одним из авторов сборника, в ряде случаев среди поставляемых научным сообществом материалов встречаются и такие, которые, мягко говоря, «оставляют желать лучшего». Владимир Барановский объясняет это «общим снижением интеллектуальной планки» и «кумулятивным эффектом от неадекватной оплаты труда аналитиков», а также об откровенной профанации аналитики со стороны тех, кого этот автор называет «интеллектуальными «наперсточниками», чья деятельность порой поощряется и со стороны СМИ. В результате в экспертной среде иногда не считают зазорным предложить полуфабрикат вместо полновесного исследования, содержащего серьезные обоснованные выводы.

Представляется также правомерной постановка Владимиром Барановским вопроса о том, что невозможно определить содержательную сторону национальной безопасности, если все сводить к самым общим положениям как-то: «безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Ученый считает, что хотя само по себе это определение безупречно, оно не проясняет вытекающий из него вопрос о том, какие именно интересы имеют жизненно важное значение и от каких угроз и рисков их следует защищать. Для ответа же обязательно необходимо наличие некоторого вектора стратегического развития страны. Более того, нужен механизм осмысления и определения национальных интересов. Думается, что создать такой механизм, обеспечить его функционирование может только государственная власть.

Заслуживают внимания аргументы, выдвинутые в пользу того, что аналитическую работу в сфере национальной безопасности нецелесообразно замыкать только на структурах, действующих под эгидой Совета Безопасности. Наоборот, круг вовлеченных экспертов следует максимально расширять. Приводится пример того, каким образом в США готовятся регулярные доклады «Global Trends». В этой работе участвуют три категории экспертов – из разведывательного сообщества, из правительства и из академических структур. Организаторы же работы предпочитают не экономить на аналитике такого рода. Обоснованным представляется заключение о том, что качество создаваемой интеллектуальной продукции во многом обеспечивается независимостью экспертизы.

Думается, многие специалисты, практикующие в сфере политической аналитики, готовы подписаться под следующим итоговым утверждением Владимира Барановского: «Если механизмы стратегического планирования будут сведены к традиционным бюрократическим процедурам, то гарантировано безразлично-отчужденное отношение. И наоборот – структура, которая не закрывается от общества, а вовлекает его в себя (в том числе вовлекая гражданскую науку), имеет шанс обрести дополнительную эффективность за счет общественной поддержки, а также способствовать более заинтересованному отношению гражданского общества к проблемам обеспечения национальной безопасности».

С учетом того, что одной из важнейших практических задач в области обеспечения национальной безопасности России выступает формирование аппарата оценки ее состояния при помощи системы критериев и количественных показателей, следует обратить внимание и на соответствующие материалы сборника.

Как отмечено, в настоящее время единый подход к методологии оценки состояния национальной безопасности еще не сформировался. Данное обстоятельство свидетельствует прежде всего о том, национальная безопасность сама по себе является достаточно сложной категорией. Методологические подходы к оценке состояния национальной безопасности в значительной степени базируются на теории управления стратегическими рисками. Концепция управления ими была разработана отечественными учеными совсем недавно, на рубеже XXI века, однако есть основания говорить о том, что она уже приобрела статус теории. В частности, в научный оборот были введены такие понятия как «показатели безопасности» и «пороговые значения показателей национальной безопасности». Отличительными свойствами показателей, представляющих собой обобщенную численную характеристику какого-либо качества, являются высокая чувствительность и изменчивость. Показатель выражается величиной, имеющей пороговое значение и индикативное (ориентирующее, плановое) значение.

Так, в рамках методологии количественной оценки жизненно важных интересов личности, общества и государства осуществляется формулирование параметрической структуры каждого отдельно взятого жизненного интереса, которая должна содержать 10-20 количественных показателей. Разработанные методики позволяют в конечном итоге количественно оценить степень защищенности совокупности жизненно важных интересов от угроз национальной безопасности по тем или иным объектам национальной безопасности или по сферам жизнедеятельности.

Критерий представляет собой правило, на основании которого выносится суждение или производится оценка уровня развития Российской Федерации и состояния национальной безопасности. Применительно к стратегическому планированию развития Российской Федерации с учетом задач обеспечения национальной безопасности под критерием предлагается понимать меру реализации стратегической цели, а под показателем – степень выполнения тактической (краткосрочной или среднесрочной) задачи при достижении стратегической цели. Тем самым можно косвенно судить о динамике реализации стратегического целеполагания (степени реализации стратегически национальных интересов). Авторы статьи «О системе критериев и показателей национальной безопасности» считают, что перечень критериев и показателей национальной безопасности должен быть предельно компактным, а показатели – обеспечивать как текущие оценки, так и вскрытие тенденций нарастания вызовов и угроз национальной безопасности.

В качестве одного из приложений в сборнике помещен проект перечня критериев и показателей ряда сфер национальной безопасности, подготовленный, как указано, Аппаратом Совета Безопасности Российской Федерации и Российской академией наук. В результате критериями определены: для внутриполитической сферы – состояние территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации, для экономической сферы – качество экономического роста и состояние инвестиционной активности, а также состояние финансовой системы, для социальной сферы – качество жизни населения, для науки и образования – состояние образования и научного потенциала страны, для международной сферы – эффективность внешней политики, для духовной и информационной сферы – состояние духовного потенциала страны и состояние развития индустрии информационных технологий, для военной сферы – состояние боевого потенциала Вооруженных Сил и других войск, для оборонно-промышленной сферы – состояние потенциала оборонно-промышленного комплекса, для экологической сферы – состояние окружающей природной среды и техногенного воздействия на среду обитания человека, для сферы общественной безопасности – общее состояние криминализации общественных отношений, для сферы предотвращения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий – состояние защищенности критически важных объектов и состояние ядерной, радиационной и химической безопасности.

Приведенные в перечне показатели раскрывают содержание критериев. При этом характерно, что показателями состояния военной сферы, судя по мнению специалистов Аппарата Совбеза и РАН, являются «доля соединений и частей постоянной готовности от общего количества соединений и частей, %», а также «укомплектованность современными образцами вооружения, военной и специальной техники, %». Не говоря уже о том, что показатели, характеризующие некоторые другие сферы национальной безопасности представлены явно в более развернутом виде, последние все же нуждаются в дополнительном комментарии.

При знакомстве с показателями состояния военной сферы почему-то сразу же на память приходит одна история. Как рассказывают, Сталин, которому однажды сообщили, что Римский Папа не согласен с какими-то его действиями, практично изрек следующее: «Подумаешь, Папа Римский, что он собой представляет? Сколько у него дивизий?». Вождь народов полагал, что военной силы у СССР достаточно, чтобы успешно решать любые задачи. Как известно, немало дивизий было у Советского Союза и в 1991 году, как раз накануне развала страны, в том числе дивизий высокой боевой готовности. Однако обладание ими не спасло Советский Союз от исчезновения, в то время как Святейший престол и государство Ватикан по-прежнему живут и здравствуют, о снижении же влияния Папы в мире говорить явно преждевременно. В истории же немало убедительных примеров того, как оснащенная и многочисленная армия не выдерживала противоборства с противником, не обладающим аналогичными качествами.

Думается, что избранный авторами документа подход не учитывает обстоятельства, в первую очередь, нематериального, качественного плана, которые весьма непросто измерить, находясь только на позиции позитивизма и оперируя цифрами и процентами. Речь должна идти, в том числе, об адекватности задач Вооруженных Сил и других войск их возможностям, об их целесообразной организации, структуре, состоянии системы управления и снабжения, моральном состоянии, профессионализме личного состава и множестве других обстоятельств. Упущение их из виду чревато самыми негативными последствиями, что, к сожалению, неоднократно случалось в отечественной практике. В этой связи выхолащивание духовных факторов в сфере организации обороны страны просто недопустимо. Ведь подход, которым руководствовались авторы проекта, не соответствует ни отечественной научной традиции, всегда придававшей значительное внимание изучению духовной составляющей военной мощи, ни сложившейся практике обороны страны. Остается надеяться, что пока документ имеет статус проекта, сохраняется вероятность своевременного внесения в него необходимых коррективов.

В связи с выходом рецензируемого сборника, изданного в самом конце 2007 года, нельзя не обратить внимания на практически одновременное появление ряда небезынтересных трудов.

В первую очередь необходимо отметить доклад Института экономики РАН «К программе социально-экономического развития России (2008-2016)», представленный в конце февраля 2008 года[4]. По результатам его прочтения можно сделать вывод о наличии весьма серьезных оснований для существенной корректировке проводимого в стране социально-экономического курса.

Другой документ представляет собой аналитический доклад «Российская идентичность в социологическом измерении», подготовленный Институтом социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации по итогам сравнительных исследований 1998, 2004 и 2007 годов, проведенных в нашей стране, с использованием сравнительных сопоставимых данных, полученных из других стран. Доклад дает серьезную почву для размышлений, показывая, какие изменения происходят в массовом сознании на фоне социально-экономических трансформаций.

Наконец, еще одно издание, о котором необходимо сказать, представляет собой размышления коллектива авторов в лице экспертов Совета по внешней и оборонной политике, Высшей школы экономики, Института стратегических оценок и анализа, специалистов ряда других учреждений и ведомств о том, что произойдет с нашей страной в течение ближайших нескольких лет[5]. Авторы исходят из того, что наша страна в очередной раз оказалась на историческом перекрестке и нам в самое ближайшее время предстоит определить, каким будет наше будущее. В свою очередь, для этого необходимо понимать, что происходит и произойдет в мире, в котором развивается и Россия. Используя методику ситуационного анализа, авторский коллектив предпринял попытку дать прогнозный анализ по главным проблемам современности и наиболее важным регионам мира, которые могут повлиять на развитие России в среднесрочной перспективе.

По всей видимости, такое совпадение по времени появления названных трудов не было случайностью. Скорее, оно свидетельствует об активизировавшейся в последнее время целенаправленной работе научного сообщества, связанной с анализом состояния и определением перспектив развития страны. Выход их в свет свидетельствует не только об осмыслении происходящего научным сообществом и осознании многими его представителями ответственности за будущее России, а также об оперативном реагировании на запросы практики. Ведь нельзя не увидеть стремление и готовность предложить руководству государства, политической элите и общественности алгоритм выхода на путь устойчивого поступательного развития страны, завершенные проектные решения. По всей видимости, назрела необходимость консолидации безусловно конструктивно настроенного отечественного научно-экспертного сообщества, способного разрабатывать и выдавать реально осуществимые проекты. Очевидно, что в интересах обеспечения национальной безопасности и устойчивого развития страны необходимо в полной мере задействовать потенциал отечественной науки.

Белозёров Василий Клавдиевич, кандидат политических наук,

Калмыков Павел Викторович, кандидат политических наук, август 2009 г.



[1] Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. Вып. 4: К 15-летию образования Совета Безопасности Российской Федерации. – М.: Издательство «Известия», 2007. – 240 с.

[2] См., например: Малин А.С. Содержание понятия «безопасность» // Вестник Академии военных наук. – 2007. – № 4. – С. 52-60.

[3] См.: Безопасность России в XXI веке. – М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2006. – С. 566-579.

[4] К программе социально-экономического развития России 2008–2016. Научный доклад. – М.: Институт экономики РАН, 2008. – 246 с.

[5] Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменить / Отв. ред. и рук. авт. кол. С.А. Караганов. – М.: АСТ: Русь-Олимп, 2008. – 444 с.