773

Россия должна преодолеть позорный статус сырьевой колонии

Россия должна преодолеть позорный статус сырьевой колонии
Владислав Жуковский экономист
Выход из структурного кризиса невозможен без решения фундаментальных проблем российской экономики, считает экономист и биржевой эксперт Владислав Жуковский.

Выход из структурного кризиса невозможен без решения фундаментальных проблем российской экономики, считает экономист и биржевой эксперт Владислав Жуковский. Спикер Московского экономического форума, участвующий 23 марта в I Пленарной дискуссии МЭФ «Итоги рыночных реформ без гнева и пристрастия», рассказал, что считает главным итогом реформ 90-х и каким видит экономическое будущее России.

- Четверть века назад в экономике нашей страны произошли необратимые изменения, результатов которых и стала сегодняшняя Россия. Как вы оцениваете эти изменения?

Ключевой, на мой взгляд, итог реформ 90-х годов в том, что никаких по-настоящему рыночных и либеральных реформ в России проведено не было. Четверть века назад заявлялись благие, позитивные цели: конкуренция, демонополизация экономики, увеличения роли человека в экономике и в жизни общества, раскрытие предпринимательского и творческого потенциала населения. По факту же реформы, главным образом, носили антисозидательный, антинациональный, разрушительный характер. Для 80-ти процентов россиян они закончились социально-экономической катастрофой.

По итогам 25-ти лет квазирыночных псевдолиберальных реформ была создана низкопередельная, деиндустриализированная, долларизованная «экономика трубы», в которой, по большому счету, нет ни частной собственности, на внятных правил игры, ни защиты интересов предпринимателей, ни вменяемых точек роста за пределами сырьевого сектора и спекулятивных секторов экономики. Мы имеем крайне монополизированную, забюрократизированную экономику, где предприниматели воспринимается как некие «дойные коровы», которых можно сталкивать лбами с населением и обвинять и в высоких ценах, и в упадке производства, и в падении инвестиций.

Проблема состоит в том, что заявленные цели и реальные изменения, произошедшие в экономике и социальной сфере страны, не имеют друг с другом ничего общего.

- Как, по вашему мнению, можно охарактеризовать сложившуюся в России по итогам реформ экономическую модель?

В России построена паразитическая экономика колониально-феодального типа, нацеленная на проедание природно-сырьевой ренты, проедание человеческого капитала, проедание производственно-технологического, структурного и образовательного запаса прочности, доставшегося в наследство от советской эпохи.

Мы взяли худшее из системы загибающегося социализма 80-х годов: развитую номенклатуру, косную бюрократию с подавленной внутрипартийной конкуренцией, и худшее из капиталистического западного общества: пренебрежение интересами человека, отсутствие социальных гарантий. Но беда России в том, что капитализм, каким он должен быть в понимании западного общества, так и не был построен. В стране нет ни настоящего рынка, ни конкуренции, ни частной собственности. Искаженная система общественных координат, бесконечно оторванная от низов бюрократия, коррупция, сращивание госаппарата с крупным бизнесом и сырьевым капиталом.

- Что же, на ваш взгляд, не позволяет России развиться в передовую экономическую державу?

России мешает отсутствие желания у тех, кто является бенефициаром сегодняшней «экономики трубы», «сидит» на экспорте нефти, газа, металлов, удобрений и леса, на распиле бюджетных и долларовых потоков. Эти люди отказываются понять, что дефолт ресурсно-сырьевой модели роста без развития уже произошел. Реанимирования эта система уже не поддаётся, нефтегазовый Титаник тонет последние 3-4 года, счёт идёт на несколько лет – политическая и экономическая системы неконкурентоспособны и монополизированы, закрыты от внешних сигналов и конкурентного очищения.

Сегодня российская экономика находится не просто в кризисе, вызванном внешними санкциями и низкими ценами на нефть, а в глубочайшем структурном и системном кризисе. Без решения фундаментальных проблем выход из кризисной ситуации невозможен. Как и сто лет назад, стоит вопрос о власти и собственности. В России в силу корыстных интересов узкой группы бенефициаров сложилась уникальная структура собственности – она непроизводительная, нелегитимная, социально несправедливая, неэффективная. Необходимо понимать, чьи интересы отстаивает власть: представителей сырьевого лобби, нефтяных баронов и приближенных к государству топ-менеджеров или же социально-трудового большинства, малого бизнеса и среднего класса. В руках тех, кто является бенефициаром проводимой политики, и сосредоточены ключевые активы собственности.

- Сейчас, как и четверть века назад, Россия вновь стоит перед выбором на фоне вызовов и политических, и экономических. Каким должен быть новый экономический курс?

Смена экономической политики подразумевает смену идеологии, программы, целей и задач, исполнителей, ответственных лиц и тех, кто будет получать от экономической политики преференции. Необходимо максимально расширить круг выгодоприобретателей – место офшорной аристократии и бюрократии должны занять творческая интеллигенция, люди физического и интеллектуального труда, аграрии, представители малого несырьевого бизнеса и национального промышленного капитала. Приматом должны быть национальные интересы.

России нужна экономическая политика здравого смысла, нацеленная на отстаивание национальных интересов, как социально-трудового большинства, так и малого бизнеса, индустриально-технологического капитала. Нужна политика, нацеленная на демонополизацию, деофшоризацию, декоррумпизацию, детеневизацию, деолигархизацию экономики, на борьбу с долларизацией, политика, нацеленная на преодоление абсолютно позорного для России статуса сырьевой колонии и рынка сбыта для продукции глобальных корпораций и страны, из которой выкачиваются финансовые ресурсы для финансирования дефицита бюджета США.

Новая экономическая политика должна совмещать в себе, с одной стороны, максимальное раскрепощение и раскабаление творческого, предпринимательского, инновационного потенциала человека, вовлечение его в экономическую, культурную и социальную жизнь с большей ответственностью. С другой стороны, требуется мощный мобилизационный рывок, консолидация элит под давлением общества, приведение в чувства вертикали власти, формирование системы сдержек и противовесов, переход от деструктивно-паразитической к конструктивно-созидательной повестке дня с вовлечением в этот процесс максимально широких слоёв общества. Власть должна осознать, что России необходимо в кратчайшие сроки преодолеть критическую сырьевую зависимость, зависимость от нефтедоллара, от зарубежного капитала, технологий. Счёт идёт на несколько лет. Делать то, о чём мы говорим, нужно было минимум 10-15 лет назад. А лучше в середине 1908-х годов. Такая власть должна ставить перед собой цель ускоренного вывода России на место передовых экономических держав мира.