777

«Наступление на личные хозяйства нанесет удар куда более мощный, чем уничтожение сыров»

«Наступление на личные хозяйства нанесет удар куда более мощный, чем уничтожение сыров»
Георгий Бовт Политолог
В случае начала кампании против личных подсобных хозяйств по продовольственному рынку будет нанесен серьезнейший удар
Губернатор Ставрополья Владимиров решил не отставать от бывшего Краснодарского губернатора Ткачева, ныне министра, предложившего уничтожать «санкционную еду». Он придумал свой запрет. Типичный ход мысли российской номенклатуры – решать любую проблему ограничениями. Владимиров предложил ограничить поголовье скота на личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Мол, не более 5 коров и 20 овец. Возможно, скоро мы увидим репортажи о «заклании» лишних овец и коров под бульдозеры и предании их священному огню Государственного Порядка. В качестве обоснования вынут «из рукава» затасканный аргумент: мол, все ради заботы о здоровье россиян. Выращивая тысячи свиней и овец на ЛПХ, «диверсанты» от сельского хозяйства пренебрегают санитарными нормами, не платят налогов, так как продукция ЛПХ считается произведенной в личных целях и налогообложению не подлежит.

В ЛПХ не может прийти ни санитарная, ни какая иная проверка. А к зарегистрированному юрлицу, тому же фермеру, может нагрянуть как плановая, так и внеплановая, нужно соответствовать как разумным, так и высосанным из пальца бюрократией нормам.

Притом что в обмен на официальный статус и законопослушность, граничащую с замордованностью всевозможными контролерами, что имеет в обмен тот же фермер? Льготные кредиты? Экспертную или техническую помощь государства-Левиафана? Почти ничего.
В этом году государство на всю поддержку импортозамещения в сельском хозяйстве выделило жалкие 50 млрд. руб. на всю страну. Неким «начинающим фермерам» обещано около 6 млрд. Но в массе своей кредиты аграриям недоступны.

То, что многие сельхозпроизводители маскируются под ЛПХ – результат уродливых финансовых отношений и бюрократического маразма в сельском хозяйстве на фоне отсутствия реальной помощи селу на манер того же ЕС. Неуплата налогов ЛПХ – «компенсация» за невозможность получить кредиты и субсидии. Нежелание соблюдать официальные фитосанитарные нормы – свидетельство, в том числе, избыточности многих таких норм и отсутствия простого порядка следования им. Это бы и надо регулировать, а не резать лишний скот. Но это не наш путь.

Наступление на ЛПХ нанесет удар по продовольственному рынку куда более мощный, чем уничтожение экзотических сыров. В прошлом году в легальных сельхозорганизациях содержалось 8,5 млн голов крупного рогатого скота, а в ЛПХ — 8,6 млн, в фермерских хозяйствах, этих сиротах нашего села, лишь 2,15 млн голов. Поголовье свиней в ЛПХ 3,5 млн., у фермеров менее полумиллиона. В производстве молока тоже лидировали ЛПХ — 14,5 млн тонн, в сельхозорганизациях произвели 14,3 млн тонн, а фермеры надоили лишь 1,9 млн тонн. На фоне бюрократического, фискального и прочего давления со стороны государства в стране, по сути, выросло параллельное сельское хозяйство, играющее решающую роль в обеспечении населения едой. Убив его, можно мгновенно устроить в стране продовольственный дефицит почище советского.