48

Где трава зеленее?

Где трава зеленее?
Михаил Медведев военный журналист

Пока Россия корнями душила себя, великосветские колониалисты в котелках и треуголках трясли всех вокруг, до кого могли дотянуться своей бело-багровой рукой. Пока в колониях умирали от завезенных болезней и искусственно созданного дефицита продуктов, казна метрополий множилась, а экономика крепла. Так история впитала в себя соленое от боли и слез слово «колониализм».

Мне многое не известно в области экономики, политики или юриспруденции, но в моем распоряжении есть нечто более весомое – история. История, ставшая фактами.


В последнее время (ближайшие к нам три сотни лет) стало популярным говорить о нищей, немытой России со всеми её недостатками и прегрешениями правителей. Особенно ярко это проявляется сейчас, когда наше общество стремится к тому, чтобы по праву называться «информационным», на что я нарочно обращаю внимание, подчеркивая то огромное влияние, которое теперь имеют говорящие головы на общественное мнение.


Немцы, татары, поляки и шведы, турки и французы, финны, румыны, венгры и итальянцы: сколько кованных сапог кануло в Лету, ступив на нашу землю? Если каждому из пришедших к нам с мечом посадить дерево, как памятник, мне кажется, некоторые части страны (особенно европейские) превратятся в непроходимую тайгу.


И нашей крови, бесспорно, немало развеяно по миру: от равнин Европы до азиатских степей, от безжизненных золотых песков до укрытых снежным покровом горных хребтов. Я не берусь утверждать, что мы чисты и невинны: «покорение» Сибири такой же реальный исторический факт, как и индейские резервации. Однако, присоединенные, при необходимости, огнем и мечом народы, тогда ещё пребывающие в стадии родоплеменного строя, и поныне являются частью многонационального русского государства на равных правах со всеми гражданами, и уж точно никак не выброшены за борт жизни.


Представьте себе березу. Десятилетиями врастает она в землю, и, быть может, от того она такая русская, что столько раз обагрялась кровью народной, столько впитала её в себя, что уже не может быть другой. Но прежде, чем очернить и без того выстрадавшую березу, может, стоит выбелить себя и мир станет чуточку чище?


В неё без конца тычут пальцем: то она бледная, то она хилая, то недостаточно пятнистая. Совсем другое дело обстоит с американским лесом. Его лишь раз задымило английским порохом. Однажды был он омыт реками братской крови. Но он не знает немецких штыков и французской шрапнели, как и не знает ничего о шведских ядрах, смертоносных турецких ятаганах и сметающем натиске ордынской конницы.


По-настоящему земли Северной Америки утонули в крови, когда сошлись артиллерия и томагавки. Когда для того, чтобы построить государство для свободных людей со всеми идеалами демократии, пришлось сваи нового общества вбивать в пепелище сожжённых поселений, убитых детей и женщин, в краснокожие скальпы за пять сотен долларов, что никого в Европе, по большому счету, не смущало, поскольку, Европа со своими не менее просвещенными в вопросах нравственности и этики союзниками, эти скальпы и снимала: французы, канадцы, испанцы… All right.



Доллар Конфедеративных Штатов Америки. Те самые «южные» в ходе гражданской войны. Но негров там эксплуатировали и до гражданской войны. Да и после неё… Работающие негры на банкноте красноречивее всех слов.


К слову, как выяснилось впоследствии, зарабатывать американцы умеют не только на скальпах. Следы их деструктивной активности сегодня рассеяны по всему миру: Ирак и Ливия, которые входят в десятку стран по количеству запасов нефти в мире; они ещё совсем недавно пытались «освободить» Венесуэлу, по счастливому случаю, занимающую первое место в мире по запасам нефти. Гаити, которое они превратили в мусорную свалку, Афганистан, увеличивший производство наркотиков в 45 раз, после появления в нем звездно-полосатых войск. Этот список можно продолжать и продолжать. Начиная с 1945 года, США «принесли демократию», то есть разрушили, 73 страны, первые и единственные применили ядерное оружие против гражданского населения, выжигали напалмом вьетнамские деревни вместе с людьми и, на пару с королевскими ВВС Великобритании, превратили в прах половину Дрездена, похоронив под его руинами 25 тысяч человеческих жизней. Удивительно, что вслед за военными, в подавленные страны приходят американские частные компании. Воистину, эталон соблюдения прав человека и государственного суверенитета, до которого «кровожадной» России расти и расти.


Вопрос кожи всегда был несколько болезненным не только в США. В просвещенных и гуманных для самих себя европейских странах, положение чем-то отличающихся от коренного населения порабощенных народов не далеко ушло от состояния евреев в национал-социалистической Германии тридцатых годов минувшего века: разве что, мыло из них не делали. Но что-то мне подсказывает, что препятствовало этому скорее отсутствие технологий, чем нравственные ориентиры.


Хотелось бы мне сказать, что в наш век эти пережитки древних предрассудков и неверного представления о действительной разнице между людьми (к слову, 0,1% различия в генах) искоренены. Но сказать так нельзя.


К великому сожалению, у несчастных африканцев не оказалось в нужный момент ни пороха, ни танков, ни урана-238, чтобы идеи свободы, равенства и братства не были принесены к ним на кончике солдатского сапога.


Изысканные англичане, темпераментные испанцы, романтичные французы, педантичные немцы, изысканные итальянцы, лучшие в мире голландцы, передовые датчане, гуманные шведы и, конечно же, самые демократичные в мире американцы: цвет и гордость человеческой расы, величественно водрузив свои флаги на вершины цинизма, столетиями строили свой дивный, новый мир во всем его демократическом и экономическом великолепии чужими, рассеченными плетьми до мяса руками. Кровавыми слезами 15-ти (!) миллионов негров строилась капиталистическая кабала, колесо которой до сих пор совершает свой оборот.


А что там у этих жестоких варваров – русских? Шутка ли, но в России, своих каторжников всегда хватало с избытком, хоть её маниакальное стремление заковывать себя в кандалы во многом не оправданно, факт остается фактом – чернокожие невольники не то что не привлекались к тяжелым работам, они были экзотической прислугой для элитарной части общества, красивым декором при господине. Об отношении к темнокожим в России, в то время как в рабовладельческих судах, идущих под флагом великих гуманистических держав, до отказа набитых «живым товаром», африканцы гибли тысячами, вполне красноречиво говорит один единственный пример: генерал-аншеф Российской Империи, прадедушка великого русского поэта и сын чернокожего африканского князя, – Абрам Петрович Ганнибал.


Пожалуй, этого достаточно.



Ребенок в индейской резервации


Колониальная система пошла на спад после завершения Второй Мировой войны, но я не спешу согласиться с этим, вопреки существующим договорам. Де-юре, много чего не существует. Необходимо всегда помнить, что наполнением бумаги занимается человеческая голова, и факт наличия в ней «доброго и вечного» я бы поставил под сомнение.


Из-под колониального гнета уходили по-разному: русские ежовые рукавицы оказались по размеру и европейской культуре, в чем пришлось убедиться всем, кто пытался сбросить губительное ярмо свободы и сражаться за свою независимость.


Пока Россия корнями душила себя, великосветские колониалисты в котелках и треуголках трясли всех вокруг, до кого могли дотянуться своей бело-багровой рукой. Пока в колониях умирали от завезенных болезней и искусственно созданного дефицита продуктов, казна метрополий множилась, а экономика крепла. Так история впитала в себя соленое от боли и слез слово «колониализм».


Однако, в истории есть и другие положительные примеры: ОАЭ, Израиль, Сингапур, Саудовская Аравия. Почему в других, богатых полезными ископаемыми странах, люди живут с огромными доходами? Не думайте, что я как экономист распишу здесь все сметы и бюджет по копейке. Я пойду по более простому и доступному пути: сравнение.


Случалось ли Вам делить что-то с друзьями: шоколад или апельсин? Как, по-вашему, если делить нефтяной пирог на 10 миллионов человек (из которых половина не коренное население, а мигранты и толстосумы), и на 140 миллионов, многое ли достанется последним? Площадь ОАЭ составляет порядка 84 тысяч км2. Примерно, как две Московские области. Теперь представьте себе, сколько нефти можно разлить на две области, учитывая, что на их территорию приходятся все месторождения «легкой» нефти, а сколько – на все сразу. Излишне ещё что-то объяснять по этому поводу.


Вспомним о прекрасной и далекой Франции. Небоскребы, технологии, уровень жизни, науки и медицины. Здесь ситуация с апельсином – 60 миллионов желающих. Не будем восхищаться раньше времени. Если Вы думаете, что эпоха колониализма исчезла как страшный сон, то у меня несколько иное мнение – де-факто, Франция – неометрополия, прикрытая красивыми вывесками. Это не пустые слова, не пропаганда и не агитация: на этот счет у меня есть занимательная пища для размышления.



Британское судно для транспортировки рабов. Кондиционера не было


По настоящее время существует такое явление, как франк CFA (Colonies Francaises d´Afrique), созданный декретом французского правительства ещё в декабре 1945 года. Это единственная официальная валюта для двух десятков африканских стран, на территории которых проживает более 150 миллионов человек. Большинство из них – «бывшие» французские колонии. Курс валюты фиксирован и управляется извне, что позволяет его легко искусственно завысить, чем и занимаются, несложно догадаться, свободолюбивые французы. Франк КФА конвертируется в евро французским же казначейством, за что они просят удерживать на своих счетах часть международных резервов всех африканских стран зоны КФА: всего лишь половину от всей суммы, которую она также имеет право использовать. За 2017 год эта сумма международных резервов составляла 14 млрд долларов, из которых метрополия, не знаю, как ещё это назвать, изъяла 10 млрд. Ещё часть идет на обеспечение внешнего долга. Африканцам для пользования остается 30% всех накоплений. Не удивительно, что этой суммы хватает ровно на существование государств как таковых, не говоря уж об экономическом росте. Что же им делать, в таком случае? Просить кредиты у Франции под коммерческие проценты, то есть, по сути, брать в долг свои же день и доплачивать за это. Что ещё интереснее, тратить их можно только на закупку французских товаров и услуг. Мне уже становится смешно от всей лицемерности этой картины. Вишенкой на торте является обладание транснациональных корпораций Франции «Total» и «Orano» исключительными правами на разработку природных ресурсов «независимых» африканских стран зоны КФА: нефти, газа, алмазов, золота, урана…


От неоколониального бремени удалось с большим трудом, можно сказать, второй раз избавиться некоторым странам и покинуть зону КФА. Другим это не удалось по ряду причин: как правило, в ходе военных переворотов, свергших политических лидеров.


Как Вам, достаточно демократично для передовой европейской державы?


Можно сказать, что я что-то имею против демократии. Разве что, как политическая система она меня не совсем устраивает. Но больше всего претензий у меня к тем, кто, прикрываясь этим словом, вспоминает о общечеловеческих принципах только за трибуной или при необходимости кого-нибудь оболгать и осрамить. Когда «нарушение прав и демократии» - повод для вторжения и разорения, в угоду своих интересов. Они, в общем то, никогда этого и не скрывали, если исходить из их доктрин.



Американцы в Ираке


Безусловно, не каждый гражданин этих замечательных стран ратовал за рабство, геноцид, голодомор и прочие либеральные веяния по отношению к населению захваченных территорий – таким людям стоит отдать должное. Но государством управляют не гуманисты – государством управляют политики.


Безусловно, не весь бюджет государства наполнялся террором ближнего своего, колониализмом и торговлей людьми. Но сам подход, метод «разделяй и властвуй», которым так богата человеческая история – вот подлинник их мотивов. Ни на мгновение нельзя усомниться в том, что следуя песне прекрасных сирен, мы станем жертвой скрытых рифов и скал, таящихся в бриллиантовых улыбках и ярчайших вывесках, а обломки разрушенного мира предадут забвению падальщики, которым, однажды, это почти удалось.


А Вы знаете, что самая зеленая трава растет на крови?