Судебная система намерено убивает Кантемира Карамзина?
116 0

Судебная система намерено убивает Кантемира Карамзина?

Балашинский суд вчера продлил до 10 октября срок пребывания под стражей известного юриста Кантемира Карамзина. Федеральный судья Олеся Кобзарева отвергла все доводы защиты и по сути поддержала сторону обвинения. Дело Кантемира Карамзина в народе уже нарекли «вторым Магнитским». Его адвокат Марина Громова считает, что спасти ситуация теперь сможет только мощный общественный резонанс.

Кантемир Карамзин широко известен в адвокатской, да и судебной среде. В свое время юрист-арбитражник выиграл суд у самого Джорджа Сороса. Недавно он отсудил 15 млрд рублей у владельцев ДСК-1 и ФСК «Лидер» Владимира Копелева и Владимира Воронина в пользу своего иностранного клиента. Казалось бы, можно пить шампанское, но проигравшая сторона это ему не простила. Из старых шкафов было извлечено дело 12-летней давности, в котором широко известный в узких кругах писатель Олег Блоцкий судился из-за того, что якобы не получал от Карамзина $200 тысяч. Тогда разбирательство дошло до самого Верховного суда РФ, который вынес окончательный вердикт в пользу юриста, подтвердив долговые обязательства Блоцкого. Однако сейчас с целью свести счеты с дерзким и успешным адвокатом решили это гражданское разбирательство превратить в уголовное судилище.

Карамзина посадили в СИЗО 12 апреля. С тем пор ни он ни его свидетели ни разу не были допрошены. Однако, когда срок его содержания, установленный судом, иссяк, обвинение попросило его продлить. Балашихинский городской суд Московской области назначил заседание по ходатайству следствия о продлении срока содержания под стражей К.Карамзина на 14-00 25 июля. К этому времени вокруг здания суда собрались десятки людей, представляющие членов семьи юриста, друзей, знакомых, а также представителей СМИ, которые имели официальное аккредитованное разрешение освещать процесс. Однако ни они, ни многие, пришедшие на суд люди, не смогли присутствовать на заседании.

Заседание проходило в нарушение закона фактически в закрытом режиме. Такое отношение было мотивировано необходимостью видеоконференцсвязи, оборудование которое есть только в единственном на весь суд небольшом помещении. Решение суда стало неожиданностью даже для адвокатов, так как по закону юриста были обязаны доставить в суд по продлению ареста лично. В результате прессу и собравшихся в зал не пустила усиленная охрана, и как прошло заседание все узнали только со слов адвоката Кантемира Марины Громовой.


«Если честно, у меня такое ощущение, что я присутствовала на похоронах», - были ее первые слова, едва она покинула процесс. На мониторе, который висел в зале, все увидели какого-то человека в маске и лежащего рядом с ним К.Карамзина. Судья обратилась к ему, слышит ли он ее и может ли участвовать в заседании. Он ничего не ответил, зато ответило лицо в маске, что Кантемир прекрасно все слышит. Судье этого было достаточно, чтобы продолжить вести заседание.

Адвокаты тут же выступили с возражением против продолжения судебного заседания, поскольку видели, что их подзащитному плохо, он находится в бессознательном состоянии и ему требуется незамедлительная медицинская помощь. Кроме того, защита напомнила судье, что в УПК есть статья, которую Пленум Верховного суда РФ специально разъяснил о том, что судебное заседание по мере пресечения без участие подозреваемого могут проходиться в исключительных случаях. Их всего два: либо он находится в федеральном розыске, либо имеется справка, что у него есть заболевание, которое препятствует его этапированию. Под оба этих варианта случай Карамзина никак не подходит, поэтому он должен быть в зале суда, а не в экране монитора. К тому, что у защиты были подозрения, что в СИЗО №8, где сидит их подзащитный, его не было на момент заседания суда: один из адвокатов юриста Кристина Харитонова прибыла на момент начала заседания в это СИЗО, которое расположена в Сергиевом Посаде, где ей ответили, что Карамзина там нет. Однако следователь Дмитрий Николаев ответил, что существует другая справка, что якобы в СИЗО №8 ветрянка. И этот несуразный довод удовлетворил судью Олесю Кобзареву, которая цинично заявила, что не будет прерывать заседание и даже объявлять перерыв.


Тогда защита не осталось ничего сделать, как объявить судье отвод, поскольку по словам Марины Громовой, была невооруженным глазом видна заинтересованность г-жи Кобзаревой в исходе дела. Своими действиями она фактически неприкрыто демонстрировала, что будет продлевать сроки содержания под стражей К.Карамзина. Но парадокс российской правовой системы в том, что отвод рассматривает тот же судья, которому отвод и был заявлен. Председательствующая удалилась в совещательную комнату, чтобы подумать брать ей самоотвод или нет. Воспользовавшись паузой, адвокаты смогли взять недостающие для защиты бумаги, которые не позволяли более часа передать охраняющие зал заседание трое судебных приставов. Другие молодчики от ФССП тщательно охраняли кабинет председателя Балашихинского суда, к которому пытались прорваться адвокаты с жалобой на явный произвол в разбирательстве над их подзащитным. Это вызвало справедливое возмущение среди прибывших поддержать друга и родственника, которые периодически скандировали «Свободу Кантемиру» или «Верните нам Кантемира!».

Когда судья Олеся Кобзарева вернулась, ожидаемо заявив, что никакого самоотвода не будет, ей рассказали, что во время ее отсутствия по монитору было видно, что с Карамзиным совершили какие-то медицинские манипуляции. Адвокаты подсчитали, что ему вкололи какие-то успокоительные, чтобы он просто не пришел к себя. Это не смутило судью, которая продолжила заседание. Поскольку сам Кантемир физически не мог ничего сказать в свою защиту, это сделала за него адвокат Марина Громова. Ее подзащитный подготовил основательный труд, где на более 150 страницах изложил всю нелепость его разбирательства, которое тянется с 2007 года. Также судье были переданы жалобы на обвинения, его невыносимые условия содержания под стражей, давление, провокации и угрозы со стороны сотрудников ФСБ, которые курируют это дело, а также критические ухудшения здоровья из-за сахарного диабета и других болезней.

Адвокат от себя уже добавила, что ничем не доказано, что сроки содержания надо продлять, поскольку никаких следственных действий за время пребывания Кантемира Карамзина под стражей не проводилось: следователь даже не допросил ни его, ни адвокатов за все это время, ссылаясь на летнее время отпусков. Этот вопиющий факт нисколько не смутил судью Олесю Кобзареву, которая решила продлить срок пребывания К.Карамзина в СИЗО до 10 октября. Выйдя из зала заседания Марина Громова не смогла скрыть своего явного недоумения от всего процесса.

Она признала, что «такого беспредела никто не видел». Ей вместе с коллегами не раз хотелось просто покинуть позорное судилище. Это первый за ее многолетнюю адвокатскую практику случай, когда так цинично и безапелляционно, не имея ничего общего с духом состязательности, который должен царить в храме Фемиды, рассматривают дело с еще неосужденным человеком. Здесь явно напрашивается аналогия со знаменитым «делом Магнитского», который также поплатился за то, что выявил многомиллиардные махинации.

Марина Громова заявила, что после всего увиденного на заседании суда, ее коллеги направили жалобу уполномоченному по правам человека, членам ОНК с просьбой разобраться хотя бы в том, насколько здоров Кантемир Карамзин в СИЗО и каковы условия его содержания. Тем не менее, она обратилась к представителям СМИ как к четвертой ветви власти, напомнив, что только их жесткая позиция позволила недавно развалить явно заказное дело журналиста-расследователя Ивана Голунова. И в случае со своим подзащитным, Марина Громова выразила уверенность, что мощный общественный резонанс несомненно положительно повлияет на скорейший выход Кантемира Карамзина на свободу.

Иван Феоктистов, политолог