Жертвы "Злого кролика". Что стоит за обращением Вишневского в СК?
532 0

Жертвы "Злого кролика". Что стоит за обращением Вишневского в СК?

Недавно стало известно, что Управление Следственного комитета по Петербургу отказалось возбудить уголовное дело о воспрепятствовании законной деятельности журналистов после хакерской атаки на сервер «Фонтанки.ру» 24 октября. 

В тот день, напомним, несколько тысяч компьютеров по всему миру подверглись атаке вируса-шифровальщика Bad Rabbit. Вирус поразил компьютерные сети Министерства инфраструктуры Украины, Киевского метрополитена, Международного аэропорта “Одесса”. В России в результате атаки пострадали редакции нескольких федеральных СМИ.

Проанализировав характер атаки, специалисты «Kaspersky Lab» заключили, что её целью были корпоративные сервера. Также «нападение Злого кролика» связали с эпидемией зловреда ExPetr, случившейся в июне этого года.

Однако в петербургском издании «Фонтанка», тоже оказавшемся в числе жертв вируса, придерживаются иного мнения. Руководство газеты уверено, что кибератака на сервера «Фонтанки» имела перед собой единственную цель – помешать журналистской деятельности издания.


Энтузиазм, с которым «Фонтанка» примерила на себя образ жертвы и принялась раздувать эту тему у себя на сайте и в социальных сетях, натолкнул многих интернет-пользователей на подозрения в инсценировке взлома. Так, некоторые из них пришли к выводу, что издание пытается сделать пиар на случившемся и вместе с тем отвлечь внимание общественности от расследований вокруг возможной коррупционной деятельности газеты, в последнее время активно обсуждавшихся в сети.

На следующий же день после атаки шифровальщика депутаты Заксобрания Санкт-Петербурга от фракций «Яблоко», «Партия роста» и «Справедливая Россия» направили в ГСУ СК России инициированный депутатом Борисом Вишневским официальный запрос с требованием провести проверку по факту атаки на сервера «Фонтанки». В документе подчёркивается, что «хакерская атака не случайна и вызвана профессиональной деятельностью издания» и имеет место давление на журналистов.

Как вы видите, в списке подписантов обращения Борис Вишневский значится первым. За ним следуют Алексей Ковалев, Александр Егоров, Максим Резник, Сергей Трохманенко, Михаил Амосов и Оксана Дмитриева.


По всей видимости, вышеперечисленных депутатов официальный вердикт «Лаборатории Касперского» также не удовлетворил. Господа продемонстрировали изрядную подверженность конспирологическим теориям, согласившись с версией «Фонтанки» о том, что кибератака была направлена против свободы слова. Как инициатору обращения Борису Вишневскому удалось так быстро убедить коллег в своей правоте?

Как известно, Вишневский ведёт в «Фонтанке» собственную колонку и на протяжении нескольких лет регулярно публикует в ней статьи, в которых часто критикует как местную, так и федеральную власть.


Однако есть основания полагать, что не только профессиональная деятельность связывает Вишневского и «Фонтанку».

Не исключено, что для усиления шумихи вокруг хакерской атаки руководство газеты решило задействовать так называемый «административный ресурс». Принимая во внимание уголовное прошлое заместителя главного редактора «Фонтанки» Евгения Вышенкова (о котором он сам неоднократно и вполне открыто рассказывал), можно предположить, что ему по силам дёрнуть за определённые «ниточки» в отношении Вишневского. За ниточки, подведённые к самым чувствительным местам…

Как известно, депутат Борис Вишневский резко негативно относится к закону о запрете пропаганды гомосексуализма, лесбиянства и трансгендерности среди несовершеннолетних. В этой связи в его адрес неоднократно озвучивались подозрения в педофилии. Вполне возможно, что у Вышенкова на Вишневского имеется некоторый компромат, который и заставляет депутата так активно лоббировать интересы газеты в ЗакСе. У Вышенкова, по данным некоторых источников называющего себя «ночным губернатором Петербурга», «решающим все вопросы в городе», в этом плане не должно было возникнуть проблем.

Это и могло стать возможной причиной, побудившей Вишневского продемонстрировать максимальную лояльность к «Фонтанке» и выступить в качестве инициатора обращения в СК. Вполне возможно, что Вышенков располагает весьма «чувствительными» сведениями, раз Вишневский сработал так оперативно.

Согласно последним публикациям в СМИ, руководство «Фонтанки» тщательно блюдёт традиции «лихих 90-х» и использует крайне сомнительные методы работы, как в отношении бизнесменов Санкт-Петербурга, так и в отношении собственных авторов. Вероятно, господину Вишневскому следовало быть более осмотрительным, выбирая площадку для своего публицистического творчества. Ведь не зря существует поговорка «Связался с чёртом – пеняй на себя».

Иван Пономарев