В Кущевке 86-летняя мультимиллионерша пропала без вести
1814 0

В Кущевке 86-летняя мультимиллионерша пропала без вести

Самая богатая кубанская казачка, владелица активов банды Цапков, пенсионерка Анна Данько, прописанная в крохотной комнатушке общежития, объявлена в розыск.

Эта история началась в 2012  году. На Анну Данько, старушку-божий одуванчик из кубанской станицы, свалилось неслыханное богатство. Пенсионерка оказалась бенефициаром практически всех богатств, принадлежавших банде Цапков. Как часто бывает в таких случаях, Данько помогли родственные связи. Оказалось, что бабушка является дальней родственницей адвоката Виктории Лесной, которая после прогремевших событий в станице Кущевской защищала интересы матери главаря ОПГ Надежды Цапок. Пользуясь своим адвокатским статусом, та выведала у клиентки слабые стороны в построении семейной бизнес-империи. Как сообщают местные СМИ, когда Надежда Цапок отправилась в тюрьму, Лесная, благодаря своим связям в суде, «переписала» на пенсионерку Данько все активы Кущевской мафии.

 

Так старушка, имевшая в своем хозяйстве только кошку, стала одной из крупнейших латифундисток в крае. Вскоре после этого новоиспеченная мультимиллионерша пропала из поля зрения станичников.

 

По станице ходили слухи, что, обезумев от нежданного богатства, она наслаждается жизнью в Монте-Карло с молодым мужем. Однако логика подсказывает, что скорее всего это не так, и внезапно свалившиеся миллионы не принесли пенсионерке счастья. По крайней мере, след бабушки простыл. Анну Ивановну ищут уже с конца прошлого года.

 

Потребность в показаниях бабушки Данько возникли после того, как суд признал Викторию Лесную мошенницей и приговорил к восьми годам в колонии общего режима, а бывшие предприятия Цапков, которыми Лесная распоряжалась от имени Анны Ивановны, претерпели череду банкротств. Зарплаты на них не выплачиваются, дорогостоящая техника ржавеет, начался падеж скота от голода и болезней.

 

Именно экономические бедствия, естественно, волнуют станичников в первую очередь. Ведь они самым негативным образом отражаются на их каждодневном существовании, на борьбе за хлеб насущный, в прямом и переносном смысле слова. Как ни странно, люди, во всем винят государство. Ведь именно оно, по их мнению, не смогло сохранить образцовое хозяйство Цапка. Этого бы не случилось, если бы настоящую жемчужину кубанского фермерства передали бы в руки колхозников, а не ушлых юристов.

 

Удивительно, но дошло до того, что времена Цапков начали вспоминать с ностальгией. При них, мол, был порядок – коровы, купленные в Австрии и Швейцарии, доились под классическую музыку, на ферме было чище, чем в районной поликлинике. Конечно, признают станичники, в последние годы, у Цапка «сорвало  крышу» от прибылей, но ведь вместе с ним богатели, накапливали жирок и они - простые селяне.

 

А что сейчас? А сейчас к пропавшей Анне Данько выстроилась череда кредиторов, которых от ее имени обманывала Лесная, управляя цапковским «наследством».


Однако, вместо Виктории Лесной бабушку Данько в суд, тот самый, что запросто  навыносил разорительных для края решений, явился представлять адвокат Сергей Лаптев. Одного этого стало достаточно, чтобы неприятно удивить кредиторов и показать им, чуть ли не стопроцентную бесперспективность их требований.

 

Дело в том, что Лаптев в Кущевке личность более чем известная. При Цапках он был местным прокурором. Фигурой настолько бесконфликтной, что ему прекрасно удавалось не замечать всех, творившихся прямо под его носом преступлений. Во время нашумевших событий, Лаптев так же удачно избежал служебного расследования и без лишнего шума переквалифицировался в адвокаты. Сделал на новом поприще отличную и предсказуемую карьеру – сменил на боевом посту мошенницу Лесную. Действительно, должен же кто-то присматривать за сотнями бабушкиных миллионов. Такое абы кому не доверишь. Человек должен быть опытным, уметь договариваться и главное знать с кем.

 

Лаптев представил суду заверенную астраханским нотариусом доверенность, буквально ошеломившую всю кущевскую общественность. Если верить бумаге, то мультмиллионерша, которая всю жизнь прожила в Кущевеке в своем пусть скромном, но отдельном и благоустроенном доме, прописана теперь не в Монте-Карло, как многие думали, а в комнате общежития в городе Астрахань. Площадь «хором», в которых якобы проживает владелица заливных лугов и цветущих кубанских полей, аж 12,9 квадратных метра. Такого поворота событий никто не ожидал, но прозрачный намек поняли все – с мультимиллионерши бабушки Данько взять нечего. Вполне может оказаться, что на поверку за душой у нее снова только три копейки и любимая кошка.

 

Любой, даже не искушенный в криминале человек, скажет на что эта ситуация похожа - на самую банальную схему «черных риэлторов». Наивная старушка доверяет свое имущество приятному молодому человеку с честными глазами, а потом исчезает в неизвестном направлении. Обычно, такую старушку прячут в какой-нибудь дыре, а, иногда, и в могиле. Ведь без вести пропавшая свидетельница, для мошенников гораздо удобнее, чем выступающая на суде обманутая жертва.

 

Словно подтверждая такие догадки, Сергей Лаптев поспешил сообщить, что связи со своим доверителем не имеет, как и понятия, где она находится.

 

Ошарашенные таким заявлением кредиторы, наняли в Астрахани частного детектива Андрея Байкова. Сыщик получил задание найти пожилую мультимиллионершу во что бы то ни стало. Поиски пропавшей зашли в тупик, едва начавшись. Соседи по общежитию ни разу не видели, чтобы Анна Данько заходила или выходила из своей комнаты.

 

Позднее, подобные показания получили и сотрудники астраханской полиции. Таким образом, наследница Кущевской мафии оказалась без вести пропавшей. Ситуация для организаторов схемы лучше не придумаешь. Нет человека – нет проблемы. Какой спрос с пропавшей старушки? Можно с легкостью повесить теперь не нее все, что угодно. Никто никакой ответственности не понесет, тем более, что все официальные и заинтересованные лица уже предостаточно заработали на ситуации с раздербаниванием цапковского хозяйства.

 

Фермеры - кредиторы Данько требуют в суде признать ее банкротом, окончательно решить вопрос с землями разгромленной Кущевской мафии и дать, наконец, возможность работать на них тем, кто действительно знает толк в сельском хозяйстве.

 

Что же касается самой латифундистки, то ее «ищут пожарные, ищет полиция... ищут давно и не могут найти…», но когда, дай ей бог здоровья, найдут, скорее всего, ничего от нее не узнают. Гораздо большая вероятность, что это она узнает, о том, что была в последние годы самой богатой кубанской казачкой.


Остается надеяться, что каким-то невероятным образом кущевская трагедия, ставшая фарсом, наконец-то закончится, и на Кубани начнется новая счастливая жизнь. Какая и должна быть в богатейшем крае России.

 

 

Иван Павлов