686

Лужков VS Собянин

Лужков VS Собянин
Андрей Новиков-Ланский журналист
Если для Лужкова важна оппозиция верх-низ, то для Собянина – центр-периферия. Собянин – из провинции, его вектор – из периферии в центр, в Москву. Лужков – москвич, он начинает уже из центра, его вектор – вверх. Поэтому для Лужкова характерна иерархичность и президентские амбиции, а Собянин движется по равномерной околовластной плоскости.
Бинарная оппозиция Лужков-Собянин весьма наглядна. Лужков соотносится с городской вертикалью (работает прежде всего со зданиями), Собянин – с горизонталью (работает с дорогами, в том числе подземными). Лужков, конечно, тоже занимался дорогами, но они у него не линейны, а замкнуты (МКАД и Третье кольцо), то есть не совсем дороги.

Для Лужкова вообще характерен принцип горизонтальной статичности и вертикальной подвижности, ветки метро и длинные тоннели при Лужкове были долгостроем и реализовались при Собянине.

Лужков – это круг, проецируемый вверх, округлость кепки и внешности невысокого человека, смотрящего на возвышающиеся цилиндры и конусы Сити (которые в свою очередь уже Собянин не может достроить). Собянин – это вертикальная статичность и горизонтальная динамика, взгляд высокого человека вниз на землю. Это упавший крест с разбегающимися лучами, один из них – в виде опухоли Новой Москвы.

Если для Лужкова важна оппозиция верх-низ, то для Собянина – центр-периферия. Собянин – из провинции, его вектор – из периферии в центр, в Москву. Лужков – москвич, он начинает уже из центра, его вектор – вверх. Поэтому для Лужкова характерна иерархичность и президентские амбиции, а Собянин движется по равномерной околовластной плоскости.

Лужков тотален, тоталитарен, его градостроительная политика целостна и едина (при всей сложности оценок), Собянин – случаен, фрагментарен и непредсказуем, отсюда и мозаичность плитки вместо целостного асфальта, и непонимание жителями города стратегий развития.

Лужков соотносится с огнем и дымом: пожары Останкинской башни, Манежа, дым торфяников, приведший к его отставке. Это архетип огненного небесного бога-громовержца. Собянин соотносится с водой и подземельем, с затопленными улицами города и авариями в метро. Это хтоническое подземное божество. Оба они отражены в московском гербе, где слились воедино Георгий и Змий - такой вот у нас инь-ян.