Cточные воды Москвы
404 0

Cточные воды Москвы

Как опасные отходы превращаются в источник миллиардных доходов. На фоне многочисленных акций протеста против мусорных свалок, потрясших в последнее время столичный регион, на второй план отошла проблема, которая может оказаться даже более значимой, чем захоронение твердых коммунальных отходов. Она касается утилизации отходов канализационных сточных вод, содержащих немалое количество вредных и опасных веществ. А с учетом того, что количество стоков и осадков сточных вод в столичном регионе постоянно растет, обостряться будут и проблемы, связанные с экологически безопасной утилизацией. Тем более что рынок этот, как выяснилось, до сих пор является во многом серым и нелегальным. 

Вред здоровью

Отходы, образующиеся в виде илового осадка после очистки остатков сточных вод (ОСВ), являются большой проблемой городов, уверен руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» при Минпромторге Владимир Марьев. Более того, проблема захоронения и утилизации иловых отходов не менее значима, чем коммунальных.

«Иловые осадки относятся к отходам 4-му класса опасности и наносят необратимый вред здоровью, вызывая у человека смертельно опасные заболевания. Их категорически запрещено складировать без специальных разрешений и условий, нельзя захоранивать на обычных полигонах», — пояснил Владимир Марьев.

В подтверждение своих слов эксперт приводит ситуацию с бывшими Люберецкими полями аэрации, куда с начала 20 века при организации второй очереди московской канализации поступали канализационные и другие сточные воды. В 1960-90 годах эти иловые поля постепенно выводились из эксплуатации, однако состояние почв здесь до сих пор считается критическим. В частности, в них установлено наличие тяжелых металлов — серебро, цинк, свинец, молибден, хром, медь, никель, кадмий, вторичное загрязнение этими веществами зафиксировано в атмосферном воздухе.

За 100 лет мало что изменилось и канализационные отходы до сих пор складируют на иловых площадках, отметила исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Елена Довлатова. По ее словам, на каждого человека в России приходится 61 кг иловых осадков в год, рост населения столичного региона приводит к расширению площадей под их хранение. Так, объемы с Люберецких и Курьяновских очистных Москвы составляют около миллиона тонн в год, из них львиная доля вывозится за пределы столицы, в Московскую область.

В Подмосковье уже накоплено более 120 млн тонн неутилизированных отходов сточных вод, говорится в терсхеме региона по обращению с отходами, они приводят к заражению почвы, наземных и подземных вод бактериями, к распространению газов в воздухе. Все это оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье людей и животных, способствует возникновению эпидемий, генетических изменений в организме.

Неприбыльный бизнес

По словам экспертов, в России отсутствуют надежные технологии, которые позволили бы полностью обезвредить отходы и переработать их в полезные для человека продукты. При этом мировая практика говорит, что иловые осадки вполне можно превратить, например, в дорожное полотно или в удобрения для увеличения урожайности с/х культур.  Исполнительный директор НП «Национальный Центр Эколого-Эпидемиологической Безопасности» Владислав Жуков отмечает, что после детоксикации и обеззараживания отходы сточных вод могут использоваться как удобрения в качестве рекультивационных грунтов, что особенно актуально в условиях закрытия и рекультивации большого количества полигонов в Московской области.

«Но надо понимать, что обеззараживание илов – это дорогостоящий процесс. Простыми мусоровозами эту субстанцию не вывезешь, полным циклом обработки не обладает ни одна компания, рынок во многом нелегальный», — считает Жуков.

Исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Елена Довлатова причину отсутствия в России практики переработки ОСВ видит в низком тарифе за услуги водоотведения для граждан и, как следствие, слабом денежном потоке в  этой сфере.

«Услуги водоотведения стоят для населения в среднем по стране две копейки за литр. За эти деньги сточные воды необходимо принять, обработать, обеззаразить, утилизировать или переработать, но это невозможно», — уверена Довлатова, отметив, что исключением являются Москва и Санкт-Петербург за счет больших объемов сточных вод.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Московской области Сергей Захаров, напротив, считает иловый бизнес весьма прибыльным. В том числе и потому, что государство не следит за соблюдением коммерческими структурами требований законодательства в вопросе захоронения и утилизации этого вида отходов, в частности, не взыскивает плату за загрязнение окружающей среды.

Штраф заплатить дешевле

По данным Минэкологии Подмосковья, на рынке иловых осадков в регионе представлены две компании. Одна из них – АО «ПТО городского хозяйства Дубны» — работает в основном с предприятиями Дубны и ближайших муниципалитетов, поэтому монополистом можно смело назвать ООО «Вива Транс». Его деятельность в столичном регионе – это наглядный пример того, что работа с иловыми осадками может приносить немалый доход.

Так, по расчетам экспертов, только контракты по вывозу и утилизации ОСВ приносят этой компании до 3,5 млрд рублей ежегодно. Именно «Вива Транс» уже несколько лет по договору с «Мосводоканалом» вывозит канализационные отходы с крупнейших в московском регионе Люберецких и Курьяновских очистных сооружений.

Руководство «Вива транса» заявляет, что все иловые осадки проходят обеззараживание и переработку на собственном заводе этой компании в Раменском районе Подмосковья. Однако у экспертов и специалистов отрасли эти заявления вызывают большие сомнения, они уверены, что один завод такой объем переработать не в состоянии.

Как следствие, компания в своей хозяйственной деятельности использует иловые осадки без обеззараживания. Такие случаи, в частности, надзорными органами были выявлены при рекультивации отработанного карьера вблизи Электроуглей, бывшей свалки «Софья-Луиза» в подмосковном Домодедово, территории разработанных карьеров ГОКа в селе Еганово Раменского района. По этим фактам на «Вива транс» были наложены штрафы по 50-100 тысяч рублей, но это все равно дешевле, чем хоронить опасные отходы по соответствующим госстандартам, говорят эксперты.

Балашиха против илов

Иловые осадки с очистных сооружений «Вива транс» завозил для тушения очагов возгораний и на закрытый полигон «Съяново» в Серпуховском районе. По крайней мере, после того, как начались работы по пожаротушению, в районных СМИ появилась информация, что для ликвидации применяют не грунт, а ядовитые отходы с очистных сооружений – опасные для здоровья местных жителей иловые осадки.

«Иловые осадки при попадании в очаги возгорания приведут к еще большим ядовитым испарениям, вредным для здоровья окружающих, поэтому мы запретили их завозить на съяновский полигон», — рассказал глава Серпуховского района Александр Шестун.

В начале 2018 года активисты Балашихи выяснили, что илы на полигон «Кучино», где «Вива-Транс» работал в рамках проекта экстренной дегазации, завозились с  полей аэрации в Люберцах.

«Наши общественники проследили весь маршрут, руководитель «Вива Транса» факт завоза иловых осадков подтвердил. Почему они везут свои илы к нам и почему мы на своей территории должны принимать эту вонь?», — заявила на заседании рабочей группы по «Кучино» член Общественной палаты Балашихи Наталья Галл.

Человек, который  все натворил

Однако самой резонансной оказалась история, случившаяся в Сергиево-Посадском районе. В 2017 году местные жители обнаружили, что возле деревни Зубцово в выработанный карьер складируются иловые осадки. В ходе проверки подмосковное минэкологии установило, что карьер, который долгое время не разрабатывался, был сдан в аренду. В него начали свозить отходы, которые по официальным документам проходили как иловые отложения с очистных сооружений. Результаты проверки показали, что отходы относятся к 4-му классу опасности, их было завезено около 118 тысяч кубометров, сумма ущерба окружающей среде составила 84 миллиона рублей, было возбуждено уголовное дело.

13 марта инициативная группа жителей деревни Зубцово встречалась с арендатором песчаного карьера. Им, как оказалось, был генеральный директором компании «Вива Транс» Андрей Половинкин.

«Мы пригласили на это мероприятие того человека, который нам все это натворил», — так представила Половинкина замглавы администрации Сергиево-Посадcкого района Оксана Ероханова.

От него депутаты и активисты рассчитывали услышать, как и в какие сроки будет  устранена опасность, которую представляет для окружающей среды море иловых отходов. Однако Андрей Половинкин вины не признал, а присутствующих на встрече активистов назвал экотеррористами.

«Он начал вести себя нагло, вызывающе, было видно, что или никаких выводов не сделал или чувствует себя безнаказанным. Человек, которого прижали, которому грозят реальные проблемы, так себя не ведет, значит, у него все хорошо», — поделился впечатлениями от общения с директором «Вива Транса» депутат сергиево-посадского совета Андрей Мардасов.

Эксперты считают, что такая безнаказанность бизнесмена вызвана аффилированностью с одним из заместителей министра экологии Московской области. При этом называется имя Михаила Сылки. Возможно, именно поэтому в компании «Вива Транс» заблаговременно узнают обо всех визитах на предприятие надзорных органов, в том числе и внеплановых.

В поисках решения

Скандал с илами в Сергиевом Посаде активно освещал местный блогер Андрей Трофимов. Накануне президентских выборов он, в частности, опубликовал материал «Не будем голосовать. Выйдем на Ярославку», в котором жители прямо обвинили главу Сергиево-Посадского района Токарева в крышевании нелегальной свалки и заявили, что если им не дадут гарантий того, что все свезенные к ним иловые осадки будут вывезены — они не пойдут на выборы и перекроют Ярославское шоссе.

Вскоре после той публикации автомобиль Трофимова сожгли. Сам он уверен, что поджег – это «сигнал от тех, кому мешает беспределить», и сетует, что к уголовной ответственности так никто и не привлечен.

Также блогер считает, что штрафами в 50-100 тысяч рублей за незаконное складирование иловых осадков никого не испугать, поэтому необходимо привлекать внимание общественности к этой проблеме.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Московской области Сергей Захаров уверен, что ситуация может измениться, если иловым осадкам официально придать статус сырья.

«Нужно вносить изменения в ОКВЭДы, сделать илы не только отходами, но и сырьем, и тогда из них можно будет производить почвогрунты», — считает Захаров. Другим решением проблемы он называет усиление деятельности Росприроднадзора по взысканию в бюджет платы за негативное воздействие на окружающую среду с компаний, работающих с иловыми осадками.

Исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Елена Довлатова считает, что, если увеличить тарифы на водоотведение, то тогда у компаний появятся средства на утилизацию и переработку иловых осадков. В противном случае они так и будут сбрасываться на иловые поля и в карьеры.

Некоторые эксперты считают, что надзорные органы должны дать правовую оценку действиям «Мосводоконала» и других очистных сооружений как собственников сточных вод по контролю за их движением и безопасной утилизацией. Во-первых, отсутствие контроля наносит ущерб окружающей среде в результате незаконного размещения иловых осадков, говорят эксперты, во-вторых, часть средств, которые жители платят за водоотведение, не вкладываются «Водоканалами» в строительство площадок по хранению, переработке или утилизации.

Также эксперты уверены, что у граждан и местных органов власти есть все основания инициировать взыскание в пользу государства вреда окружающей среде в связи с незаконным размещением иловых осадков.

«Есть недобросовестные предприниматели, которые берут на себя обязательства по утилизации иловых осадков, но вместо этого их просто сбрасывают в карьеры», — прокомментировал ситуацию руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» при Минпромторге Владимир Марьев.

Источник