Тьерри Мариани: «Во Франции бытует мнение, что в Крыму стоят танки и войска на каждом углу»
62 0

Тьерри Мариани: «Во Франции бытует мнение, что в Крыму стоят танки и войска на каждом углу»

Французский политик, который выступает против европейских санкций, посетил Москву и рассказал корреспонденту "Государственных Вестей", почему их следует отменить.

Наша справка: Тьерри Мариани - французский политик, бывший депутат от департамента Воклюз, бывший министр транспорта, в настоящее время депутат Национального собрания Франции от 11-го избирательного округа французских граждан, проживающих за границей, включающий страны СНГ, большинство стран АзииАвстралию и Океанию.

- Здравствуйте! Вы недавно вернулись из Крыма, какие у Вас впечатления?

- В Крыму всё тихо, в ритме нормальной жизни. Во Франции бытует мнение, что в Крыму стоят танки и войска на каждом углу. На самом деле там самая обычная ситуация. Когда я общался с местными жителями, среди которых были и крымские татары, то их отзывы были довольно положительными, без описания каких-либо неприятных событий. Я намерен вернуться в Крым, так как там проходит ежегодно конгресс, участником которого я являюсь.

- А что Вы скажете по поводу ситуации на Украине в контексте положения Крыма?

- Мне запрещён въезд на Украину. Представители французского парламента были в Крыму и получили повестку о том, что нам запрещено посещать Украину в ближайшие 6 лет. Некоторые активисты говорят, что если мы поедем в Крым, это окажется каким-то образом опасно для нас. Я не воспринимаю это, как что-то серьёзное. Однако я не думаю, что если посещу Украину, меня посадят в тюрьму. Украинское правительство должно также считаться с французскими законами.

- Расскажите, что сейчас происходит во Франции? Можно ли уладить мирным путём протесты граждан?

- В ближайшее время президент будет выступать на телевидении. Это хороший знак, потому что он не говорил ничего французским гражданам уже на протяжении 3-х недель. Я впервые на своей практике вижу, что президент поступает так, как будто у него нет уважения к французским гражданам. Могу сказать, что люди прямо ненавидят президента. Некоторым людям не нравился Олланд, некоторые не любили Саркози, но Макрон в своих речах допускал очень много выражений, которые в результате вызвали ненависть у людей. Например, когда на одной из встреч стартаперы представили ему свой проект, он заявил, что некоторые французы ничего собой не представляют по жизни. Реакция французов после таких слов не удивительна то, что сейчас происходит во Франции, это, конечно, не революция, но начало переворота.

Если взять Саркози или Олланда, то оба постепенно приходили к власти. Они двигались вверх годами, сначала, будучи у власти на местном уровне, затем в качестве членов парламента. Эти президенты были в курсе жизни граждан, знали реальную ситуацию жителей Франции. Я работал мэром в течение 18-ти лет, и я в курсе сложностей, с которыми сталкиваются граждане, потому что сам сталкивался с ними каждый день. Что касается Макрона, то он учился в самой престижной школе Франции, затем в университете и после этого сразу же напрямую попал в министерство финансов, а после стал министром и уже в возрасте 39–ти лет был избран на президентский срок. Получается, что он мало что знает о жизни простых людей, и все проблемы его отношений с населением начинаются именно с этого. Люди чувствуют это. Поэтому на то, что во время его правления происходит революция, есть причины.

Я был против Олланда, но он знал жизнь. В каждой стране есть олигархи и бедные люди. Он уважал всех людей, а действующий президент уважает только людей высокого уровня. Произошёл раскол, люди не доверяют Макрону. Это как в паре – если произошёл раскол, то уже сложно быть вместе. Мне сейчас трудно представить, чтобы эта ситуация кардинально поменялась. Сначала, это была ситуация с ценами на топливо, на самом деле проблемами с ценами на топливо была последней точкой.

- Что Вы думаете о нашем президенте, Владимире Путине, и той внутренней политике, которую он ведёт?

- Ситуация в России не простая, потому что есть санкции со стороны других государств. Но у россиян очень сильный президент, который уважает своих граждан, причём не выборочно, как наш президент, а всех. Я сам его уважаю и хочу отметить, что за последние пятнадцать лет политическое положение России в мире улучшилось.

Также прекрасно помню, что случилось в процессе войны с Сербией. В мире говорили, что после Косовского кризиса ситуация в России была не слишком положительной, но сейчас это изменилось. Если Трамп только говорит: «Давайте сделаем Америку снова великой!», то Владимир Путин уже сделал Россию великой! В стране, как и в любой другой, появились некоторые экономические проблемы, но в целом можно наблюдать в стране положительную динамику.

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем визите в Сирию и Башаре Асаде.

- Я был в Сирии недавно и могу смело сказать, что там сейчас не опасно. Сирийское правительство выиграло войну с экстремистами благодаря помощи России и Ирана. Если мы действительно хотим мира в этой стране, то самым лучшим для населения будет прекратить войну. Ряд стран Турция и США должны прекратить помогать Исламскому государству (ИГИЛ). Турция ведет двойную игру. В какой-то период времени Французское государство также помогало правительству Сирии в этой войне.

Большая работа была проведена, когда министром иностранных дел был Лоран Фабиус. Мой визит к Башару Асаду был частным и пятым по счету, несмотря на то что, его политика и критикуется в Европе, потому что они считают, что он не уважает закон и право человека.

Мне кажется, что в гражданской войне первая жертва – это право человека, которое нарушается с двух сторон. Я не знаю ни одной страны, в которой не было бы недостатков после пяти лет войны. Поэтому надо перестать кого-то винить. Самое главное для обеих сторон – это восстановить мир при помощи легальных действий. Мы должны заботиться о настоящем, а всё остальное будет судить история.

Ингрид Ким