Пользователи соцсетей осудили журналиста Короткова за публикацию о российских добровольцах
605 0

Пользователи соцсетей осудили журналиста Короткова за публикацию о российских добровольцах

Вчера, 18 сентября, жюри независимой журналистской премии «Редколлегия» вручило ежемесячные награды за выдающиеся достижения на поприще независимой журналистики. 

Лауреатами сентября стали Роман Баданин, Николай Ковальков, Мария Жолобова и Дарья Жук (телеканал «Дождь») за цикл расследований о бизнес-империи петербуржца Ильи Трабера; Пётр Маняхин («Батенька, да вы трансформер») за лонгрид об экологии Байкала, а также Денис Коротков («Фонтанка.ру») за серию публикаций о т.н. ЧВК Вагнера.


Как утверждают сами организаторы премии, их задача – «помочь тем, кто сохраняет в России высокие стандарты профессии в то время, когда свободная и качественная журналистика подвергается давлению со стороны государства…».


Однако при ближайшем рассмотрении премия «Редколлегия» оказывается вовсе не такой независимой, как о ней заявлено. Дело в том, что она была организована в октябре 2016 года благотворительной организацией Sreda Foundation, которая в свою очередь 29 июля 2015 года внесена Министерством юстиции РФ в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.


Становится понятно, почему первыми лауреатами этой премии стали журналисты таких изданий, как «Meduza», РБК и «Фонтанка.ру».


По поводу «высоких стандартов профессии», исповедуемых «Редколлегией», тоже могут возникнуть сомнения, если более пристально рассмотреть журналистскую деятельность Дениса Короткова. Именно его перу принадлежат скандальные публикации «Фонтанки», когда в сеть оказались «слитыми» личные данные воюющих в Сирии российских добровольцев из т.н. «группы Вагнера». Журналист Коротков мало того, что нарушил Закон о неразглашении персональных данных, он подставил под удар родных и близких погибших бойцов. Дело в том, что все данные на «группу Вагнера» оказались в руках запрещенной в России террористической организации ИГИЛ.


Данную информацию обнародовали сотрудники телеграм-канала Directorate 4. 10 сентября они опубликовали фотографию убитого в Сирии боевика, сопровождаемую информацией о том, что на теле убитого были найдены распечатки с данными добровольцев ЧВК, а также Санкт-Петербургский номер телефона, на поверку оказавшийся номером самого Дениса Короткова. Предположив, что журналист «Фонтанки» каким-то образом мог быть связан с боевиками ИГ, сотрудники Directorate 4 обратились к нему за комментариями, однако Денис отказался прояснить ситуацию.


Вместо этого 18 сентября «Фонтанка» выпустила статью, в которой попыталась обелить имя своего журналиста и одновременно обвинить сотрудников Directorate 4 в публикации недостоверной информации. На что получила от последних незамедлительный ответ: «Когда мы попытались связаться с журналистом, то он отказался с нами общаться. В чем заключалась трудность ответить на наши простые вопросы - неясно. Мы-то думали, что Коротков как профессиональный журналист сам понимает, почему не нужно отказываться от общения в таких ситуациях».


Публикации «Фонтанки», а затем и её противостояние с  Directorate 4 вызвали бурное обсуждение в соцсетях. Пользователи обрушились на Дениса Короткова с гневными комментариями, посчитав его публикацию данных о добровольцах не соответствующей стандартам журналистской этики. Некоторые комментаторы провели аналогию между Коротковым и библейским Иудой и предрекли журналисту «Божью кару за предательство».


По всей видимости, на жюри «Редколлегии» данная история не произвела должного впечатления. За свои статьи, порочащие имена российских добровольцев, Коротков премию всё равно получил. Если иностранные агенты, коим является Sreda Foundation, платят $2000 за материалы вроде статей о ЧВК, рвение Короткова можно объяснить желанием заработать денег. Он и ему подобные либеральные журналисты публикуют лживые материалы, очерняющие власть, а взамен получают от иностранных агентов гонорар, замаскированный под такие вот премии. Чем старательнее  они очерняют страну, тем больше в конечном итоге зарабатывают.